Роберт Сильверберг. “Железный канцлер”

– Не беспокойся, мам, я что-нибудь придумаю,- попытался успокоить ее
Джой.
– Ленч подан,- громогласно объявил робостюард. “И салат из помидоров
тоже может скоро надоесть”, – подумал Кармайкл, выводя семью в гостиную,
где их снова ждали скудные порции пищи.
– Ты должен что-нибудь сделать,” Сэм,- сказала Этель на третий день
их заточения.
– Должен? – в раздражении взглянул на нее Кармайкл.- И что же именно
я должен сделать?
– Папа, не выходи из себя,- сказала Мира. Он резко обернулся.
– Я знаю, что я должен делать и чего не должен!
– Она не нарочно, дорогой. Мы все немного взвинчены… И
неудивительно: мы заперты тут…
– Сам знаю. Как бараны в загоне,- закончил Кармайкл язвительно.- За
исключением того, что нас не кормят на убой, а держат на голодной диете
якобы для нашего же блага!
– Сэм!
– Что такое, Этель? – устало спросил Кармайкл, поднимая голову.
– У Миры есть идея. Расскажи ему, Мира.
– Э-э-э… Пап, ты можешь попытаться отключить Бисмарка.
– М-м-м?..
– Если как-нибудь отвлечь его внимание, то ты или Джой сможете снова
открыть его и…
– Нет,- отрезал Кармайкл.- В этой штуке семь футов роста, и весит
Бисмарк не меньше трехсот фунтов. Если ты думаешь, я собираюсь бороться
с…
– Пап, это наша последняя надежда,- сказал Джой.
– И ты туда же?
Кармайкл глубоко вздохнул, ощущая на себе острия укоризненных
взглядов обеих женщин, и понял, что ему придется сделать эту попытку.
Решившись, он поднялся и сказал:
– Ладно. Клайд, сходи позови Бисмарка. Джой, я повисну у него на
руках, а ты попробуй открыть панель управления. Выдергивай все, что
сможешь.
– Только осторожнее,- предупредила Этель.- Если он взорвется…
– Если он взорвется, мы наконец от него освободимся,- ответил
Кармайкл раздраженно и повернулся к появившемуся на пороге гостиной
широкоплечему робостюарду.
– Могу я быть чем-то полезен, сэр?
– Можешь,- сказал Кармайкл.- У нас тут возник маленький спор, и мы
хотели бы узнать твое мнение относительно дефанизации пузлистана и…
Джой, открывай!!!
Кармайкл вцепился в обе руки робота, пытаясь удержать их на месте, а
сын тем временем лихорадочно хватался за рычажок, открывающий доступ к
внутренним механизмам.
– Бесполезно, пап. Я… Он…
Кармайкл вдруг обнаружил, что он висит в четырех футах от пола. Этель
и Мира закричали, а Клайд издал свое обычное: “Право, осторожнее, сэр”.
Бисмарк отнес их с сыном через комнату и, осторожно придерживая
руками, посадил на диван, потом сделал шаг
назад.
– Подобные действия опасны,- укоризненно произнес он.- Я могу
нечаянно нанести вам увечье. Пожалуйста, избегайте таких действий в
будущем.
Через шесть дней после начала блокады Сэм Кармайкл поднялся в ванную
комнату на втором этаже и взглянул в зеркало на свои обвисшие щеки.
Потом взобрался на весы.
Стрелка остановилась на 180 фунтах. Меньше чем за две недели он
потерял 12 фунтов и скоро вообще превратится в дрожащую развалину.
Пока он глядел на качающуюся стрелку весов, у него возникла мысль,
тут же вызвавшая внезапную бурю восторга. Он бросился вниз. Этель упрямо
вышивала что-то, сидя в гостиной. Джой и Мира с мрачной обреченностью
играли в карты, до предела надоевшие им за шесть дней.
– Где робот? – заорал Кармайкл.- Ну-ка быстро сюда!
– На кухне,- бесцветным голосом ответила Этель.
– Бисмарк! Бисмарк! – продолжал кричать Кармайкл.- Сюда!
– Чем могу служить, сэр? – спросил робот, появляясь из кухни.
– Черт побери! Ну-ка обмерь меня своими рецепторами и скажи, сколько
я вешу!
– Сто семьдесят девять фунтов одиннадцать унций, мистер Кармайкл,-
ответил Бисмарк после небольшой паузы.
– Ага! А в первоначальной программе, что я в тебя заложил, ты должен
был обеспечить снижение веса со 192 до 180 фунтов! – торжественно
объявил Кармайкл.- Так что меня программа не касается до тех пор, пока я
снова не наберу вес. И всех остальных, я уверен, тоже. Этель! Мира!
Джой! Быстро наверх, и всем взвеситься!
Робот посмотрел на него, как ему показалось, недобрым взглядом и
сказал:
– Сэр, я не нахожу в своих программах записей о нижнем пределе
снижения вашего веса.
– Что-о?
– Я полностью проверил свои пленки. У меня есть приказ, касающийся
уменьшения веса всех членов семьи, но на ленте нет никаких указаний
относительно того,
насколько.
Кармайкл выдохнул и сделал несколько неуверенных шагов вперед. Ноги
его дрожали, и Джой подхватил его под руки.
– Но я думал…- пробормотал он.- Я уверен… Я точно знаю, что
закладывал данные… Голод продолжал грызть его изнутри.
– Пап,- мягко сказал Джой.- Наверно, эта часть ленты стерлась, когда
у него случилось короткое замыкание.
– О, господи,- прошептал Кармайкл.
Он добрел до гостиной и рухнул в то, что когда-то было его любимым
креслом. Теперь уже нет. Весь дом стал чужим. Он мечтал снова увидеть
солнце, деревья, траву и даже этот уродливый ультрамодерновый дом, что
построили соседи слева.
Увы… Несколько минут в нем жила надежда, что робот выпустит их из
диетических оков, когда они достигнут заданного нижнего предела веса. Но
теперь и она угасла. Он захихикал, потом громко рассмеялся.
– Ты ничего не слышал, папа? – спросил вдруг Джой.
– Что слышал?
– Входная дверь. Мне показалось, я слышал, как открылась входная
дверь.
– Мы тут все с ума посходили,- тупо произнес Кармайкл, продолжая
ругать про себя продавца, изобретателя криотронных роботов и тот день,
когда он в первый раз устыдился Джемины и решил заменить ее более
современной моделью.
– Надеюсь, не помешал? – раздался в комнате новый голос.
Кармайкл поднял глаза и часто заморгал. Посреди гостиной стоял
жилистый, краснощекий человечек в куртке в горошек. В одной руке он
держал металлический ящик с инструментами. Это был Робинсон.
– Как вы сюда попали? – хрипло спросил Кармайкл.
– Через входную дверь. Я увидел свет внутри, но никто не открыл,
когда я позвонил, и я просто вошел. У вас звонок неисправен, и я решил
вам об этом сказать. Я понимаю, что вмешиваюсь…
– Не извиняйтесь,- пробормотал Кармайкл.- Мы рады вас видеть.
– Я был тут неподалеку и хотел заглянуть к вам узнать, все ли у вас в
порядке с новым роботом,- пояснил Робинсон.
Кармайкл тут же сжато, точно и быстро рассказал о событиях последних
дней.
– Так что мы в заточении уже шесть суток,- закончил он.- И ваш робот
собрался уморить нас голодом. Едва ли мы сможем продержаться дольше.
Улыбка внезапно исчезла с добродушного лица Робинсона.
– То-то я и подумал, что выглядите вы как-то болезненно. Но по
крайней мере я смогу освободить вас из заточения.
Он раскрыл чемоданчик и, порывшись в нем, достал прибор в виде трубки
длиной около восьми дюймов со стеклянной сферой на одном конце и курком
на другом.
– Гаситель силового поля,- пояснил он и, направив прибор на панель
управления защитным экраном, довольно кивнул.- Отличная машинка.
Полностью нейтрализует эффект того, что сделал ваш робот, так что вы
теперь свободны. И если вы предоставите мне его самого…
Кармайкл послал Клайда за Бисмарком. Через несколько секунд робослуга
вернулся, ведя за собой громоздкого робостюарда. Робинсон весело
улыбнулся, направил нейтрализатор на Бисмарка и нажал курок. Робот замер
в тот же момент, издав лишь краткий скрип.
– Вот так. Это лишит его возможности двигаться, а мы пока посмотрим,
что у него внутри.- Он быстро открыл панель на груди Бисмарка и, достав
карманный фонарик, принялся разглядывать внутренности сложного
механизма, изредка прищелкивая языком и бормоча что-то про себя.
Обрадованный неожиданным избавлением, Кармайкл шаткой походкой
вернулся в кресло. Свобода! Наконец-то свобода! При мысли о том, что он
съест в ближайшие дни, его рот наполнился слюной. Картофель, теплые
масляные рулеты и всякие другие запретные продукты!
– Невероятно! – произнес Робинсон вслух.- Фильтры повиновения
закоротило начисто, а узел целенаправленности, очевидно, сплавило
высоковольтным разрядом. Никогда в жизни не видел ничего подобного.
– Представьте,,(мы тоже,- откликнулся Кармайкл.
– Вы не понимаете! Это новая ступень в развитии ро-ботехники! Если
нам удастся воспроизвести этот эффект, мы сможем создать
самопрограммирующихся роботов! Представьте, что значит это для всей
науки!
– Мы уже знаем,- сказала Этель.
– Хотел бы я посмотреть, что происходит, когда функционирует источник
питания,- продолжал Робинсон.- Например, вот эти цепи обратной связи
имеют отрицательный или…
– Нет! – почти одновременно выкрикнули все. Но было поздно. Все
заняло не более десятой доли секунды. Робинсон снова надавил на курок,
активизируя Бисмарка, и одним молниеносным движением тот выхватил у
Робинсона нейтрализатор и чемоданчик с инструментами, восстановил
защитное поле и торжествующе раздавил хрупкий прибор двумя мощными
пальцами.
– Но… но…- забормотал, заикаясь, Робинсон.
– Эта попытка подорвать благополучие семьи Кармайклов весьма
предосудительна,- сурово произнес Бисмарк. Он заглянул в чемоданчик с
инструментами, нашел второй нейтрализатор и, старательно измельчив его в
труху, захлопнул панель на своей груди.
Робинсон повернулся и бросился к дверям, забыв про защитное поле,
которое не замедлило с силой отбросить его обратно. Кармайкл едва успел
встать из кресла и подхватить его.
В глазах наладчика застыло паническое затравленное выражение, но
Кармайкл был просто не в состоянии разделить его чувства. Внутренне он
уже сдался, отказавшись от дальнейшей борьбы.
– Он… Все случилось так быстро,- вырвалось у Робинсона.
– Да, действительно,- почти спокойно произнес Кармайкл, похлопал себя
по отощавшему животу и тихо вздохнул.- К счастью, у нас есть незанятая
комната для гостей, и вы можете там жить. Добро пожаловать в наш уютный
маленький дом, мистер Робинсон. Только не обессудьте, на завтрак, кроме
тоста и черного кофе, здесь ничего не подают.

Страницы: 1 2

Ваш відгук

Сторінки

Рубрики

Пошук

Мітки

Архів

Серпень 2017
П В С Ч П С Н
« Бер    
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031  

Підписка

  • Цікаве